Церковь Евангельских Христиан Баптистов
Slavic Grace Baptist Church
Благодать
... мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся. Деян 15:11

Защита Веры

Опасности либерализма

January, 22 2014 |

Сегодня появилось очень много либеральных богословов в христианской среде, которые отвергают здравую доктрину ради мира между конфессиями и церквами, и которые задачи церкви сводят к социальным и нравственным, не признавая абсолютный авторитет Библии.

Либерализм — это система взглядов, которая ставит человека в центр и делает его мерой истинности всего происходящего, отвергая наличие абсолютной истины и принимая в качестве критерия опыт, разум, целесообразность, чувства, личные побуждения человеческой души.

     Представители противоположного консервативного направления опираются на абсолютный авторитет Библии и имеют стремление неизменно сохранить здравое учение, применяя его в современной жизни.

      С.В. Санников в своем труде «Битва за учение» рассматривает историю развития либерализма и отмечает, что он проник в среду протестантских церквей и представляет серьезную угрозу.

      Отцом либерализма считается Фридрих Даниель Шлейрмахер (1768–1834), родившийся в Германии. Он впервые выдвинул и философски обосновал идею о том, что не Библия и не установления соборов или догмы Церкви должны быть критерием Истины, а только внутренний опыт, чувство, личные побуждения человеческой души могут сказать, что правильно, а что неправильно. Он исходит из того, что основой религиозности должен стать личный опыт. Другие философы — Ф. Баур, Д. Штраус, начали отрицать чудеса в Библии, а Гарнак (1851–1930) начал искать «подлинное евангелие», считая, что христианская вера была сформирована греческой философией, которая привнесла в истинный библейский текст слишком много поверхностного и ложного. При этом главным мерилом того, что в Библии правильно, а что неправильно, становится человеческий разум, логика и так называемые «общечеловеческие» ценности.

      Либерализм стал обвинять представителей традиционной веры в библейское откровение в том, что они проповедуют религию обещающую «пирог на небе». По-английски это звучит очень складно и насмешливо — «pie-in-the-sky» religion. Сами же либералы проповедовали «социальное евангелие», т.е. теорию, призывающую человека изменить свои социальные условия здесь и сейчас, преобразовывать общество и строить Царство Небесное на земле. Лидеры либерального движения стремились объединить усилия церквей в достижении мира и благополучия, и в начале ХХ века, до Первой мировой войны, они имели колоссальный успех.

      После Первой мировой войны либерализм стал переходить в новую форму — неолиберализм. Если раньше либералы учили, что только человеческий разум без помощи Божественного Откровения способен разрешить человеческие проблемы, то теперь Библия включается в эту систему как Слово Божие, но в смысле коллективного, обобщенного опыта человечества, а каждый человек, по их мнению, содержит в себе нечто божественное. Таким образом, получается, что и Библия содержит в себе божественное, перемешанное с человеческим, ошибочным. Таких взглядов придерживались современный немецкий богослов Рудольф Бультман (1884–1976) — один из виднейших сторонников концепции демифологизации христианства; Пауль Тиллих (1886–1965) — американский богослов немецкого происхождения; американец Рейнхольд Нибур (1892–1971) и другие.

      Другим направлением выхода либерализма из кризиса стала неоортодоксия Карла Барта (1886–1968), который был либеральным пастором, учеником Гарнака, в небольшом городке северной Швейцарии. Это учение гораздо опаснее.

      После первой мировой войны Барт осознал, что ему не о чем проповедовать своим прихожанам, и он нанес либерализму смертельный удар своей книгой «Послание к Римлянам» в 1921 году. Он убедительно доказал, что в центре религиозной системы должен быть не человек, как считали либералы, а Бог. Барт вновь вернулся к лютеровским идеям греховности человека и спасения по вере, он вновь признал объективность Божественного Откровения. Центральным пунктом его богословия, покорившего всю Европу между Первой и Второй мировыми войнами, стал Иисус Христос. Но о Библии как о критерии истины Барт учил так: она содержит в себе Слово Божие, но не является им и только «становится» Божественным Откровением, если человек с верой принимает ее истину. Эта идея очень близка к консервативному, ортодоксальному пониманию, но все же не тождественна ему. Барт считает, что если человек не имеет веры, то Библия не является в этом случае Словом Божьим, в то время как консерваторы и фундаменталисты заявляют, что Библия всегда является Словом Божиим, даже если человек отвергает ее и не слушает ее учение. В этом случае Библия осудит такого человека в последний день. Барт же придерживается идей универсализма, считая, что, в конечном счете, все люди будут спасены Богом. Евангелие — «это не смешанная весть, которая сочетает в себе радость и ужас, спасение и проклятие. По своему источнику и по свей цели она не диалектична, не двойственна: она не может возвещать одновременно добро и зло, помощь и погибель, жизнь и смерть», — пишет Барт в своем главном труде, 5-томной монографии «Церковная догматика».

      Идеи Барта, или неоортодоксия, до сегодняшнего дня являются самой популярной и широко распространенной теорией в Западной Европе. Сегодня существует множество различных форм неолиберализма, но все их объединяет идея, что разум проверяет Откровение, а не Откровение — разум, хотя Библия с большим уважением признается ими, как некий балансир разума.

      Существует также и другая крайность — крайний фундаментализм. Если традиционным фундаментализмом называют учение и способ жизни, придерживающийся буквальности в понимании Писания, то крайний фундаментализм требует буквальности в исполнении абсолютно всех традиционных предписаний, независимо от условий жизни. Для такого фундаментализма наиболее важным является внешнее поведение по букве учения, а не по духу.

      Особенную опасность для современной Церкви представляет либерализм. Дьявол желает сегодня заменить доктрины о богодухновенности Писания на «человекодухновенность». Суть лозунга всех либералов — Библия не является абсолютной истиной, она только содержит Божьи истины, а задача человеческого разума — научиться извлечь их из Писания. Таким образом, критерием истины становится не само Писание, а человеческий разум. Появляется христианский модернизм — это перенесение принципов либерального богословия в практическую христианскую жизнь. Модернизм в своей сущности есть отступление от Божьего Слова, от святой христианской жизни и подражание миру. Это — христианство без креста, широкий путь. Он проявляется всюду: в образовании, в устройстве церквей, в формах богослужения и поклонения, в практической христианской жизни. Приведем несколько примеров, чтобы понять, как далеко ведут пути либерализма [82]. «В ходе одного опроса 500 пасторов спросили, верят ли они в то описание сотворения мира, которое приведено в Книге Бытие. 47% ответили, что верят; 5% — не уверены, а 48% — не верят. Когда тот же самый вопрос задали 200 студентам богословия (будущим американским проповедникам), то 5% сказали, что верят; 6% — не уверены, и 89% — НЕ ВЕРЯТ. Епископская церковь — большая часть представителей епископской церкви США (70%) считают, что гомосексуалисты и лесбиянки могут быть верующими христианами. 44% лютеран верят, что спасение зависит от искренности веры, независимо от ее предмета, и что Библия не возражает против гомосексуальных союзов (сравни Иуд.7,8; 2Пет.2:4–9,13,14). Верховный суд Пресвитерианской церкви США одобрил в ноябре 1993 г. рукоположение двух гомосексуалистов в качестве диаконов Центральной пресвитерианской церкви Юджина. Церковный чин был дан мужчине-гомосексуалисту и лесбиянке» [82].

      Сегодня либерализм и проявление модернизма становятся тем разрушительным механизмом, который существенно ослабляет церкви баптистского-евангельского братства и размывает их с миром.

      И. Колгарев в статье «Болезнь либерализма» просто, ясно и с болью в сердце отмечает основные проявления либерализма и модернизма в жизни церквей баптистского братства:

«В официальном богословии наших евангельских христиан-баптистов вроде бы все у нас против либерализма в классическом понимании. Все признают Апостольский символ веры, семь баптистских принципов, никто открыто в церковной печати не пишет, что, мол, Иисус Христос не Бог, Библия, мол, нуждается в критической переоценке и очищении от «мифов»… Но все чаще попадаются люди, проповедники, дьяконы и даже пресвитеры, которые нет-нет да начнут вещать что-то странное о «четырех источниках книги Бытия», с загадочными авторами «яхвисте», «элогисте», «протоисайе» и прочих изобретениях западного ученого ума; нет-нет, да начнут сомневаться в справедливости моногамии или проповедовать экуменизм, что «все христиане нам братья, если только они исповедуют Христа как своего Спасителя», а потому различия в догматике надо преодолевать не выяснением истины, а некоей абстрактной «любовью»… И это чаще всего происходит, к сожалению, после окончания ими новых богословских заведений, в которых преподают зарубежные учителя и верующие других конфессий.

      Очень грустно наблюдать метаморфозы с нашими семинаристами. Вроде бы недавно этот брат был здравым в учении и твердым в отстаивании Божьих истин, открытых нашим предшественникам в годы гонений и роста братства, а как «обучился богословию», так тут же стал до удивления непринципиальным, во всем сомневающимся, неустойчивым к «ветрам лжеучений», стал во многих вопросах либеральным, прямо диву даешься…

      С грустью нужно признать, что сейчас происходит настоящее наступление этой “эпидемии”, захватывающей все новые и новые церкви, все новые и новые печатные издания и семинарии. И ведь понятно, что учиться нужно, богословское образование очень необходимо братству, необходимы грамотные, эрудированные братья, сведущие во всех сложных вопросах теологии и могущие дать квалифицированную оценку тому или иному новому учению… Но беда в том, что студентов учат не этому, а прививают им странные понятия либерального богословия Запада, от которых и до неверия один шаг.

      Старики наши плачут, когда сейчас в церквах им дают понять, что они якобы “устарели” со своими узкими взглядами и не вписываются уже в новые концепции пасторского видения современных церквей… Сейчас ситуация такова, что всех баптистов у нас можно поделить на два лагеря: либералов и консерваторов, “западников” и “патриотов”. Болезнь быстро распространяется, а мы молчим и не можем назвать ее открыто…

      Что же за симптомы у этой болезни, либерализма? Не претендуя на полноту охвата, постараемся перечислить хотя бы основные признаки.

1. Наши либералы не уважают русское братство ЕХБ, его историю, не видят нужным называться баптистами, имеют стремление создать нечто новое и с другим названием, выдумывая названия вроде «евангельские», «библейские», просто «протестанты», просто «христиане»…

2. Как правило, либералы — экуменисты. По их мнению, чуть ли не все христиане любых конфессий спасутся, поскольку заповеди Божьи «можно толковать по-разному» и различные толкования якобы никак не влияют на спасение. Таким образом, они отрывают важность здравого библейского учения от веры во Христа.

      В экуменизме очень ярко проступает типичное либеральное стремление ставить выше всего опыт и свое собственное понимание, а вовсе не Слово Божие, очень строгое к различным ересям. «Дети Божии и дети дьявола узнаются так: всякий не делающий правды не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1Ин.3:10). «Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1Ин.2:6). Должна быть гармония христианской жизни и учения, а не одна только «жизнь», как и не одно только учение.

      Да, спасение доступно не только баптистам, верно, но если мы с вами не верим в истинность нашего вероисповедания, но состоим в нем, если мы не верим в то, что ложное учение может привести верующего к отпадению от Бога, то это расходится со Словом Божьим, рекомендующем: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден» (Тит.3:10,11).

      Если верующий начинает заявлять, что во всякой конфессии возможно спасение и мы все братья друг другу, не надо, мол, «разделений» и прочее, увы, перед нами — также имеющий «вирус». Разделения между братьями — грех, но отделение истинных христиан от отступников — прямая заповедь Божья Его Церкви. И потому игнорировать Божью волю на такие отделения, называть всех инаковерующих «братьями» — это значит признать греховной всю протестантскую Реформацию, отделившую одних «христиан» от других, признать греховной отделение русских верующих в XIX веке от государственной православной церкви. Это значит, в конечном счете, признать греховным отделение христиан первого века от фарисейского иудаизма, а Авраама — от халдейской веры. Если «человеческие стены», как они называют отделение церквей ЕХБ от других конфессий, не так важны, значит не важно и неоправданно само существование нашего братства, и тогда наше отделение от других вероисповеданий — просто недоразумение и «горячность», а то и грех первых баптистов России…

3. Следующим шагом в доведении экуменических убеждений до логического разрешения является вполне лояльное и благоприятное отношение наших либералов к Православной Церкви… Даже «почитание» православными икон уже не трактуется либералами как идолослужение, а считается «одной из форм молитвы» перед изображением… Хотя это пока признается ими «младенчеством» и немощью православных, либералы очень снисходительны к такому действу, в своих статьях и книгах часто поминают добрым словом ту или иную икону, а некоторые из таких писателей даже доходят до сочинения богословских трудов про некое «богословие икон»… Видимо, либералы пытаются воспользоваться мирской популярностью православия в нашей стране, а потому обычно всячески восхваляют его, и очень удивляются и обижаются, когда ревностные православные указывают им на несовместимость православия с протестантской верой этих либералов. Впрочем, либералы открыто говорят, что готовы ходить и в православную церковь, если вдруг не станет в стране церкви баптистской…

      Соответственно, те, кто часто ездит по миру или живет немного западнее центра России, с тем же подобострастным рвением хвалят и уважают католическую церковь, а папу римского Иоанна Павла II-го на полном серьезе называют «величайшим из всех христиан XX века».

4. Либералы очень благоговеют перед всем американским и западным. «Только там, — считают они, — передовая мысль, а у нас — одни заблуждения. Во всех вопросах веры и поведения мы должны сверяться не с Библией и опытом наших братьев, а с практикой американских церквей, их богословием». Считается уже само собой разумеющимся, что западное (прежде всего англо-саксонское) христианство якобы во всем здоровее, глубже и академичнее нашего. И нам это признать мешает только, якобы, наша «гордыня», а сами мы «лаптем щи хлебаем».

      Но так ли безупречно западное христианство? Так ли безупречен американский баптизм? Может ли он быть для христиан России, прошедших более 150 лет выживания, критерием? Исследование, проведенное американской исследовательской группой Барна показали, что только 43% баптистов США верят, что спасение не зависит от дел, а 66% верят, что сатаны на самом деле нет. «Результаты этого исследования являются заслуживающим доверия показателем состояния христиан Америки и их убеждений на сегодняшний день, — сказал Р. Альберт Мохлер (мл.), президент теологической семинарии южных баптистов. — Они также являются прямым обвинением в потере доктринальной убежденности и эрозии библейских представлений, что стало характерной чертой христианства Америки».

      Результаты этого исследования показали тревожную картину — огромность числа верующих, чьи верования серьезно расходятся с основополагающими доктринами христианства. Например, лишь 41% всех опрошенных совершеннолетних христиан верит в 100-процентную точность Библии. Результаты опроса среди баптистов более выгодно отличаются от общих результатов, но не намного. Среди опрошенных баптистов, 57% верят, что спасение частично зависит от дел и 45% не верят в полную безгрешность Христа. Только 51% считает, что ответственность христиан — свидетельствовать неверующим. 66% баптистов не сомневаются в абсолютной точности Библии, 81% считает свою веру важным фактором своей жизни и 85% верят, что Бог — Всемогущий Творец вселенной…

      В конце XIX века модернизм и либерализм в богословии английских баптистов был настолько развит, что знаменитый проповедник Ч. Сперджен был даже исключен из Союза баптистов Англии за критику терпимости к либералам.

      В начале XX века практически все северные баптисты США стали либералами, а южные вернулись к основным консервативным понятиям лишь к 40–50 годам… Естественно, что и в Америке, как и везде, есть церкви здравые, держащиеся истины, не идущие на компромисс, и тут не надо огульно считать всех американских христиан одинаковыми. Слава за это Господу…

      Традиции русского братства евангельских христиан-баптистов, соответствующие Слову Божьему, часто расходятся с представлениями баптистов Запада. И часто эти расхождения вызваны именно нашей большей преданностью Библии и духу первой Церкви, нескованностью наших предков конфессиональными рамками и определениями западных баптистов. Для русских баптистов всегда истинным было то, чему учит Библия, а не то, чему учит «катехизис баптистов», принятый каким-то собранием баптистов Англии или Америки, и даже часто не то, что было напечатано (перепечатано) у нас как наше официальное вероисповедание.

      Безусловно, на наш баптизм постоянно влияли западные ветры. В начале своей истории, в конце XIX–начале XX века, некоторые наши братья поездили по Европе, прошли обучение в семинариях Англии, Германии, Америки, где, к сожалению, баптизм был другой и имел уже многие болезни (тогда были популярны идеи социального, коммунистического или империалистического переустройства мира сего, технического прогресса и пр.). Слепо переняв западное богословие, западные порядки, их отношение к богослужению, миру, властям, наши братья вернулись в Россию и внесли в наш русский баптизм коррективы, и отнюдь не самые лучшие, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Поэтому восхищаться этими «нововведениями», считать западное христианство «эталоном» для наших церквей, — глупо и неоправданно.

5. Практически все либералы как по команде считают и уверяют, что русского богословия нет вообще. Почему? Потому что нет русских, кто бы в мире был признан как «великий богослов». Другое дело, по их мнению, это Барт, Гарнак, Бультман и иже с ними. То есть богословами объявляются как раз те, кто не верили в полную богодухновенность Писания! Очень интересно, что им приписывают какие-то сверхъестественные познания Библии и древнегреческого языка, и читая аргументы либералов с ссылками на либеральных писателей Запада, часто создается впечатление, что нас пытаются уверить, что Дух Святой давно спит и всю работу поручил «передовой» человеческой мысли в лице этих лингвистов и текстовых критиков. Представляется также странным, почему такие великие знания сделали этих экспертов по сути людьми неверующими, полными рационалистами, отвергающими все сверхъестественное и Божественно непостижимое, тут же возникает справедливый вопрос: а нужно ли вообще стараться и нам быть богословами с такой репутацией? Вряд ли…

      Относительно якобы «отсутствия русского богословия» можно возразить, что если есть русское братство, русские церкви, то есть обязательно и русское богословие, потому что без богословия не бывает церквей. Братья И.В. Каргель, Г. Шипков, В. Павлов, И. Проханов писали очень здравые богословские работы, которые были благословением для наших верующих. Кроме того, богословие не обязано существовать только на бумаге, чтобы быть признанным, оно должно быть в жизни христиан, быть составной частью веры братства. И все это было и есть в наших церквах.

6. Продолжая перечислять признаки современного российского либерализма, стоит заметить повальное их неуважение к Синодальному переводу Библии. Он почитается не точным, полным неправильных и лишних слов, устаревшим, подверженным влиянию православного богословия. От их комментариев о нашей Библии простые верующие впадают в сомнения, недоверие к Священному Писанию, не знают, читать им эту Библию или не стоит уже, вера подрывается, пропадает благоговение и радость. В результате многие читают что угодно, но только не саму Библию, а что может быть за христианство без Библии? Ответ очевиден…

7. Либералы-западники ненавидят формы богослужения братства ЕХБ. Здесь им скучно, все кажется однообразным, невеселым, слишком «спокойным» и неоправданно благоговейным. Идеалом выбран опять же американский образец проведения богослужения. Там богослужение идет всего 1 час (больше времени западный деловой человек не позволяет себе тратить на такое «мероприятие»), проповедует один проповедник, а не 2–4 как у нас, и причем всегда один и тот же, пастор этой церкви, получивший эту должность после обучения в семинарии.

      Также либералы очень любят неформальные формы богослужений, сходные с молодежными тусовками, харизматическими шабашами, чтобы «чем больше не похоже на церковь, тем лучше». Но сами же иностранцы не раз признавались, что богослужения русских баптистов приводят их в восторг и умиление своим благочестием и благоговением перед Богом.

8. Либералы любят на богослужениях музыку рок и поп и терпеть не могут церковные хоры и пение не в западных африканских ритмах. Наши духовные гимны, «Песнь Возрождения», поддерживавшие наших братьев в тюрьмах и лагерях, при печали и радости, ныне забыты, заменены новыми незатейливыми текстами, повторяющими по 20 раз одну и ту же простоватую фразу или куплет, или заменены новой ритмизированной аранжировкой, делающей из глубоких молитвенных гимнов обычные эстрадные песенки, под которые неверующие слушатели могут даже поплясать. Уже порою невозможно сказать слово против рок-музыки в церквах, чтобы не быть высмеянным и проигнорированным…

9. Либералы стараются преувеличить роль женщин в церкви. Прежние представления наших братьев о том, чему учит Писание, что пасторами и учителями должны быть только братья, что церковные решения вправе принимать братья, а жены должны подчиняться мужьям, как Христос Богу, активно оспариваются, перетолковываются. Самой любимой героиней сейчас стала Прискилла, роль которой возносится до почти пресвитерского служения. До рукоположения еще дело, слава Богу, не дошло (хотя один такой печальный случай мне все же известен), но прецеденты объявления некоторых особо активных сестер «проповедницами», «женскими пасторами», «учителями Библии» (особенно индуктивного метода) уже не редкость. Как и постоянные открытые высказывания сестер против «братского шовинизма», «притеснений женщин», «ограничений сестер в служении Богу». Как только ныне не перетолковываются слова апостола Павла: «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1Кор.14:34,35). Сестры, безусловно, могут и должны служить в церкви, в том числе и как диаконисы (служительницы), и без них церковь не сможет полноценно существовать, но все должно быть по Писанию, как бы это нам ни казалось устаревшим или несправедливым. Бог все устраивает справедливо, но, видимо, не для либералов.

10. Также либералы яростно выступают против женских косынок и против любых ограничений в одежде. Их прямо трясет от злости при упоминании о них. Сестра, носящая «по-старинке» косынку, становится постоянным объектом их насмешек, язвительных замечаний и попыток во что бы то ни стало разубедить ее. Указания 1Кор.11:5,10 игнорируются и основываются, естественно, на понимании этого места американцами, и аргумент звучит примерно так: «В этом вопросе можно поставить точку уже потому, что американских христианок косынки надевать не заставляют, а им-то там виднее». То есть опять либералы основываются не на указаниях Библии, не на опыте грекоязычных и русских церквей, которые все почему-то понимали это место как руководство для ношения (читая тексты Писания на их оригинальном языке, древнегреческом), а на примере современного западного образа жизни.

11. Похоже, что либералы не ограничивают себя в мирской жизни почти вообще никак. Они свободно ходят в кино, в театры, на спортивные матчи и прочие зрелища. И очень недовольны и удивляются, почему по нашему мнению христианам этого «нельзя». «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак.4:4). В советское время атеисты старались загнать верующих на эти зрелища силой и угрозами, а ныне те сами идут, дискредитируя христианство. «Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин.2:16).

12. Естественным образом либерализм в досуге и поведении христиан приводит их адептов к почитанию возможным выпивать иногда спиртное, разумеется «в меру» и «не упиваясь», для «здоровья желудка»… Братское постановление о полном воздержании христиан от всякого спиртного, которое одно только и возможно в стране, подверженной повальному пьянству, считается теперь «заповедью человеческой» и совсем необязательной. Но «сухой закон» баптистов не просто решение людей, а следование духу Писания, святости Божьей: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное» (Пр.23:31–33).

13. Либералы, будучи практически обычными мирскими людьми, считают возможным для христианина работать где угодно, в том числе и в барах, и в любом бизнесе, и в карательных органах (армии, милиции, ОМОНе, даже палачом). Служение мамоне они вполне удачно пытаются совместить с членством в церкви, и скорее покинут церковь, чем выгодный, но часто нечистый бизнес. Заповедь «не убий» для них уже давно не авторитет, поскольку она трактуется ими почему-то только в отношении к личным врагам, как и слова Христа о не воздаянии злом на зло. Слова Павла: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь», также относятся ими вовсе не ко всем сферам жизни христианина и потому становятся «недействительны» по отношению к политике и войне.

      Вообще создается впечатление, что либералов заботит больше политическая обстановка в мире, защита земного государства и проявление лояльности к кесарю, чем спасение душ грешников, соблюдение заповедей Христовых, невзирая на обстоятельства.

14. Еще одной характеристикой либералов в нашем братстве можно считать их приверженность кальвинистской теории невозможности потерять спасение… Либералы пропагандируют облегченную и удобную версию «классического христианства», когда представляют, что одного единственного опыта обращения к Богу достаточно для окончательного и бесповоротного спасения, как бы грешно потом не жил христианин (или грешить он, якобы, просто уже не сможет, если он предопределен к спасению и рожден однажды свыше). Но Писание, как и опыт Церкви показывает, что отступление христиан возможно, если они теряют веру и сознательно живут во грехах.

      Апостол Павел очень ясно говорит о массовом отступлении детей Божьих в последние времена. Пришествию Господа будет предшествовать отступление Церкви, большинство христиан не устоит, о чем говорил Христос: «Но Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле?» (Лк.18:8). Мы живем, несомненно, в последние времена, и существует удивительная закономерность, что чем шире в мире отступление от истины, тем больше ширится учение о невозможности потерять спасение. Не удивительно ли?

15. В церковной и личной жизни либералы очень ценят «свободу», граничащую порою со вседозволенностью, полную безотчетность перед всеми и во всем, что они делают как верующие, необязательность перед церковью в разделении ее верований и учений, дозволении себе придерживаться любых взглядов и говорить все, что вздумается, каждый сам по себе, каждый «сам себе папа римский и патриарх всея Руси». Никакого уважения к пресвитерам, к церковной дисциплине, глухота к обличениям и призывам к бескомпромиссному подчинению нашей жизни заповедям Божьим.

      Развивается и интуитивное, мистическое определение что есть истина, а что нет, хотя истина по их мнению тоже относительна и неуловима, и уступает место всякий раз, когда она противоречит практической целесообразности и минутному настроению.

16. При таком наборе мировоззренческих понятий не удивительно, что либералы осуждают любую попытку проповедования другими баптистами консервативных мыслей, а самих консерваторов считают в лучшем случае людьми заблуждающимися, законниками, фарисеями, а вообще-то — людьми сумасшедшими или морально отсталыми, просто нуждающимися в чьем-либо авторитарном руководстве, а потому неспособными жить по своей собственной воле. Сходство с суждениями атеистов и сатанистов о христианах тут несомненное. И это самое, пожалуй, во всем этом печальное. Либерализм, развившись в христианстве, по сути, подменив его собой, уже претендует на звание «просто христианства», высмеивая и злобно осуждая все с собой не согласное.

      Либералам кажется, видимо, что их максимальная мимикрия под мир в богословии, стиле общения, одежде, музыке и т.д. поможет привлечь к Богу больше мирских людей, которых отталкивает настоящее, «строгое» христианство. Но тут происходит страшная вещь. Цель почему-то не хочет оправдывать средства, и люди, зазванные либералами в церкви, так и остаются, к сожалению, людьми с мирскими привычками и образом жизни, они оказываются не способны углубиться в личные взаимоотношения с Господом, не желают отдавать всех себя Богу, не желают расставаться с миром, но впитывают разные лжеучения и теории, запутываются в них и перестают различать добро и зло, и пополняют ряды празднующих победу либералов… Сказано: «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф.5:13).

      Братья и сестры, 2Тим.4:3,4 говорит нам о беде, которая грозит Церкви Христовой в последнее время. И нельзя не увидеть в наступлении либерализма начало этой эпидемии. Беда эта настолько уже захватила наши церкви, что молчать уже больше нельзя, нужно что-то делать, молиться, прилепляться к Господу, друг к другу, поддерживать тех, кто еще стоит в истине, не бояться насмешек и отвержения нашими же братьями, с любовью и терпением проповедовать Слово Божье, путь освящения и преданности Господу и Его Церкви, в том числе и либералам. Давайте решим, что каждый из нас может реально сделать, находясь на своем месте, и будем действовать. Иначе мы проиграем не просто какое-то спортивное или “богословское соревнование”, а проиграем благословение Божье, проиграем братство, проиграем себя, станем такими “как прочие народы”.

      Любая болезнь лечится только тогда, когда больные принимают лекарства, а здоровые — прививки. Будем же бодрствовать и противостоять болезни либерализма, твердо стоя на фундаменте Слова Божия, не уклоняясь ни направо, ни налево, продолжая славные традиции наших братьев-предшественников, устоявших в вере. “Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми. Ему слава и держава во веки веков. Аминь” (1Пет.5:10,11)» [178].

      Либералы хотят угодить более человеку, нежели Богу. Пастор А. Абрамов ясно характеризует самую суть либерализма: «Ни что не подходит так для обожествления человека как либеральное богословие. Оно начинается тогда, когда в головах многомудрых теоретиков Господь и Его Слово перестают быть абсолютными критериями истины и на их место забирается человек с его грехами и слабостями. С помощью этой доктрины сатана сразу убивает двух зайцев: он обожествляет человека и при этом параллельно очеловечивает Бога… Отношение либералов к Библии — это вообще отдельный разговор. Сегодня дьявол старается деформировать доктрины о богодухновенности Писания и заменить ее на «человекодухновенность». Там, где он этого добивается, христианство теряет свой фундамент, и становится еще одной религиозно-философской системой… И кесарь, и мир, и дьявол с радостью приветствуют гуманизированное и секуляризованное христианство, из которого изгнано все Божественное и оставлено только человеческое… Многие сильные мира сего с удовольствием бы приняли для своих подданных христианскую мораль без Христа, Десять Заповедей без Бога и даже без Моисея, Нагорную проповедь без Иисуса… На практике нравственность не может существовать без Того, Кто установил нравственные законы и заповеди. А в Его отсутствие водворяется деградация и моральное разложение, а все попытки утвердить библейскую нравственность без Бога заранее обречены на провал».

      Главный пункт либерализма — отвержение богодухновенности Библии и рассмотрение Библии не как объективной истины, а как субъективно принимаемых сведений, критерием истины для которых является человеческий разум. Проводники либерализма наиболее успешно действуют через образовательные программы, заражая умы служителей учением, смешанным с философией, мирскими тенденциями и технологиями. Свои убеждения они маскируют и прикрывают, не излагая ясно их в вероучениях, чтобы иметь возможности для маневра и для лавирования в разных христианских сообществах.

      Проповедники, симпатизирующие либеральному богословию, не призывают верующих в церквах к святости и к тому, чтобы хранить себя неоскверненными от мира, а увлекаются цифрами и показателями, размахом проектов и больше ревнуют о том, как угодить людям, а не Богу, как сделать христианство привлекательным, модным, изъяв из него крест трудностей для каждого последователя. Но наш Господь Иисус Христос сделал одно из самых фундаментальных заявлений, говоря о следовании за Ним: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк.8:34,35). Либералы думают, что можно принять и другие стандарты, приспособить заповеди Божьи к нашему времени, сделать христианство привлекательным для всех людей мира за счет снижения планки святости Божьей. Они желают сделать исключение для нас сегодня, облегчить сегодня наш крест, или же вовсе оставить его, чтобы с весельем и восклицанием бежать по широкой дороге в Царство Божие. Либералы забывают, что Господь пришел не для того, чтобы облегчить жизнь, но чтобы сделать ее полностью новой, чтобы полностью изменить взгляд на жизнь и на ее смысл. Христианин не должен копировать мир, подражать миру, но он должен верой и святостью побеждать мир, т.е. превосходить его ценностями Христа. Многие человеческие проекты, программы спасения, небиблейские методы евангелизации, надцерковные организации, ускоренные методы изучения Библии, примитивные технологии создания новых церквей и т.п. не имеют ничего общего со Словом Божьим, избегают креста и носят лишь христианскую оболочку, а не христианскую суть. При этом невозможно совмещать в себе любовь к Богу и любовь к миру. Это называется духовным прелюбодеянием. «Прелюбодеи и прелюбодейцы! Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога! Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак.4:4). Либералы имеют дружбу с миром. При этом в церковь тянутся мирские ценности и делается попытка примирить их с Божьим Словом. Тогда мирские шоу переносятся в церковь, чтобы было веселей молодежи и не было заунывно на богослужении для всех. Тогда успех и сила церкви определяется количеством посетителей и видимой бурной деятельностью для себя, а не для достижения святости, не хождением в истине и не угодными Богу плодами. Тогда вместо кропотливого и чернового труда на миссионерской и евангелизационной нивах все заменяется конференциями, конгрессами, симпозиумами, съездами, походами и фестивалями. Истинное христианство и истинный крест предполагает разрыв с греховным миром, распятие греховной плоти через покаяние, освящение и предполагает приближение к Богу через оставление грехов. Ложный крест не призывает убить грех в грешнике, но призывает его переориентироваться, приспособиться для более приятного и красивого образа жизни. Все делается почти так же, как и в мире, но в христианской «упаковке». Если кто-то раньше был рок-музыкантом и играл разрушительную рок-музыку, то теперь в церкви он играет христианский рок, только с другими словами, в другой упаковке. Но истинное следование за Христом не терпит компромиссов. Замечательно сказал Божий служитель А.В. Тоузер (1897–1963): «Вера Христова не параллельна миру, она поперек его». Приходя ко Христу мы не должны возносить нашу прежнюю жизнь на более высокий уровень, но должны предложить ее на крест, чтобы начать новую жизнь во Христе. «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2Кор.5:17).

      Таким образом, либерализм, желая угодить человеку, ищущему Бога, в центр своих ценностей ставит человека, а не Бога, и поэтому практика богослужения и поклонения характеризуется многими отклонениями от Библии и приводит к смешению церкви с миром.

Выдержки из книги В.С. Немцева «Собранные во имя любви и истины. Доктрина о Церкви»