Церковь Евангельских Христиан Баптистов
Slavic Grace Baptist Church
Благодать
... мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся. Деян 15:11

История Церкви

Название "баптисты"

February, 02 2013 | Дей Иванович Мазаев 1907г

Многие из наших братьев смущаются этим нерусским названием и просят или объяснить им его, или же даже оставить его и заменить каким-нибудь другим русским, или, если возможно, библейским названием, вроде — «христиане, крестящие по вере», «евангельские христиане» и проч.

Не придавая особой важности наименованию, хотя бы даже не только чисто русскому, а и неоспоримо библейскому или евангельскому, ибо не важно, по нашему мнению, присвоить себе громкое название «православных», «правоверных», «истинных» и «евангельских христиан», а безусловно важно и безусловно необходимо — быть истинно-евангельскими христианами и не вносить из-за названий и ярлыков распрей и раздоров в Церковь Господню и не разрывать единства таковой ни под каким предлогом, ибо целость Церкви и ее мир несравненно выше и дороже всякого наименования. — Таково наше мнение и таков наш образ действий был, есть и, надеемся, будет и впредь.

Нынешнее наше название — «баптисты» и название первых учеников Господа — «христиане», — одинаково не русское, — даже больше, — одинаково греческое. Название первых учеников происходило от греческого слова «христа» — (помазание, — Христос — помазанник); наше настоящее название происходит от греческого же — баптизма» — (крещение, погружение). Первые ученики не боялись называться чуждым для них греческим названием; — можем не бояться этого и мы, тем более, что как уже сказано выше, важно не название и не происхождение названия, а суть дела.

Принимая во внимание, что известное нам в Священном Писании под греческим названием баптизма — первоначальное крещение не было обливанием, не преподавалось и, судя по смыслу его установления, — и не могло преподаваться младенцам, а совершалось посредством погружения и только над такими лицами, которые предварительно веровали и каялись, мы признаем, что христиане всяких наименований, которые с нами во всем, кроме крещения, вполне согласны, но которые крещены в младенчестве и крестят своих детей, не могут называться баптистами, хотя бы они того и желали, ибо право называться и быть баптистами зависит не от желания, не от его согласия с нами и даже не от его веры, а исключительно только от евангельского способа крещения, освященного и заповеданного Самим Господом. Поэтому-то наши отдаленные предшественники, желая сохранить первоначальный порядок христианского крещения, удержали за собой и то название, которым как в греческом подлиннике, так и в переводах латинском, французском, английском и др., называется первый «посланный от Бога» креститель, Иоанн (Баптист).

Рассуждая таким образом, мы можем встретиться с вопросом: какое отношение имеем или вообще можем иметь мы, русские, к тем людям, которые когда-то и где-то заграницей приняли это название?

Апостол Павел, говоря с Корифскими христианами, спрашивает их: «Разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?» (1 Кор. 14. 36). Эти два вопросительных знака, в связи со словами одного из предшествующих стихов той же главы: «Так бывает во всех церквах у святых» (ст. 33), устанавливают между отдельными церквами святых известную связь, и даже больше чем связь, а и некоторую взаимную друг от друга зависимость. В сипу этой связи и взаимной зависимости мы, во-первых, должны сказать, что слово Божие вышло не от нас, а во-вторых, — что особенно важно, — что оно постигло не до нас одних, а достигло и до многих других и не одновременно с нами, а несравненно раньше. Мы же, обращенные в последние дни, не образуем какого-то отростка, оторванного от корня, а соединяемся посредством веры и единства духа с телом Христовым, — с Его Церковью и, следовательно, приобщаемся к сонму тех святых, которые раньше нас уверовали во Христа и раньше нас Духом Святым устроились «в жилище Божие».

Конечно, не секрет и не тайна, что заграницей существуют не одни баптисты, а что есть кроме баптистов много других верующих и живых христиан евангельского характера, так почему же мы останавливаемся на одних только баптистах и принимаем именно их название, а не другое какое? Вполне естественно, ибо если бы мы ныне, как некогда наш русский князь Владимир, послали своих послов искать «правой веры», то мы уверены, что наши послы не остановились бы ни на католиках, ни на лютеранах, ни на методистах, и ни на какой другой евангельской общине, а остановились бы только на одних баптистах, и только потому, что у баптистов, как и у апостолов, тот же один Господь, та же одна вера и именно то же самое одно крещение, — чего вы ни у какой другой христианской общины никогда и нигде не найдете...

Для того, чтобы убедить всех принять наше название, сказанного нами мы находим далеко недостаточным, но для себя самих, — чтобы из-за названий не спорить, мира Церкви не нарушать, и что бы не разрывать ее единства, — мы признаем сказанного вполне достаточным, и к этому можем еще добавить, что если бы мы пошли на уступки и в интересах полного церковного мира согласились бы принять какое-либо другое название, вроде «евангельских христиан» и проч., то это не внесло бы в церковь желаемого мира, а наоборот, было бы лишь началом распрей и большого раскола. Ибо не приняв название «баптисты», как не русского, мы естественно не должны мириться и теми из детей Божиих, которые называются «меннонитами», так как и это название тоже не русское и тоже не взятое из Евангелия, и мы, доселе спокойные, дали бы таким образом вовлечь себя и нежелательную борьбу с нашими же братьями, и должны были бы, оставив Слово Божие, пещись о названии и ратовать за него. Кроме этого, мы оказались бы вынужденными ради какой-нибудь одной-другой сотни неспокойных и немощных наших братьев порвать связь и разрушить наше единство с десятком миллионов заграничных баптистов, которые составляют с нами одно тело и один дух, каковой разрыв для нас тем более не желателен, что в то время, когда наши братья здесь кричат и спорят о названиях, те уже давно «отплыли на глубину», давно во все племена земные «закинули свои сети для лова» и уже приближаются к берегу, «таща сеть с рыбою»...

Не имея обычая спорить, мы предоставляем всякому желающему спорить полную свободу действий, зная, что всякий из нас будет в свое время держать пред Вечным Судьею свой ответ, и признавая, что название «баптист», которое носят миллионы наших лучших братьев заграницей и носят уже сотни лет, — не составляет ни греха перед Богом, ни позора перед людьми, мы, как принявшие от них слово Господне и как во всем с ними согласные, останемся с тем же названием, и вместе с тем, — охотно протянем руку общения и с радостью дадим лобзание мира — лобзание братской во Христе любви и всем тем, которые будут «веровать и креститься», — какое бы название они ни носили, и каким бы именем они ни назывались! (Иоан 11. 49—51. 10. 11. 12).

(Из самого первого журнала «Баптист», № 1, 1907 г.)